Ежедневный макроэкономический обзор

Шесть лет назад, в разгар долгового кризиса в еврозоне, глава ЕЦБ Марио Драги пообещал сделать «все возможное», чтобы стабилизировать рынок облигаций еврозоны и предотвратить нанесение ущерба ее банковской системе. Драги также сказал: «Поверьте мне, этого будет достаточно».

Оказались ли предпринятые шаги достаточными – спорный вопрос, учитывая, что базовая инфляция вновь начала отдаляться от официальной цели в 2%, а экономическое восстановление уже сошло на нет, и едва ли его можно считать долговременным или особенно заметным. Индекс деловых настроений в Германии (IFO) снижается 8-й месяц подряд. Банки еврозоны, возможно, находятся в лучшем положении, чем во время кризиса, однако некоторые исследователи утверждают, что вливание ликвидности ЕЦБ не решило более глубокие проблемы рекапитализации и реструктуризации. Объем неработающих кредитов в банковской системе еврозоны составляет около 1 трлн евро, из которых примерно 25–30% приходится на итальянские банки. Баланс ЕЦБ сейчас достигает 39% ВВП еврозоны против почти 97% у Банка Японии и 22% – у Федрезерва, начавшего сокращение своего баланса в октябре прошлого года.

Денежно-кредитная политика ЕЦБ пока остается стимулирующей, и большинство экспертов полагают, что в конце этого года регулятор откажется от покупки активов (количественного смягчения), а первое повышение процентных ставок произойдет не раньше второй половины 2019 г. Сегодня инвесторы будут следить за любым изменением риторики ЕЦБ, учитывая, что в конце прошлой недели в СМИ говорилось о том, что Банк Японии может отказаться от таргетирования нулевой доходности облигаций. Большинство рыночных экспертов считали, что Банк Японии последним из ведущих центробанков свернет программу количественно смягчения и откажется от отрицательных процентных ставок. Некоторые исследователи утверждают, что любой шаг в сторону ужесточения денежно-кредитной политики может быть ошибочным, учитывая, что японская экономика снова замедляется. То же самое можно сказать и о ЕЦБ.

Сегодня в центре внимания рынка оказалось ослабление напряженности в торговых отношениях между США и ЕС. Совместное заявление по итогам вчерашнего визита в Белый дом главы Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера начинается со слов о новой фазе в отношениях между Соединенными Штатами и Европейским союзом – фазе тесной дружбы, сильных торговых отношений, выигрышных для обеих сторон.

В заявлении отмечается, что на сегодня двусторонний торговый оборот между США и ЕС уже оценивается в 1 трлн долл., что является самым высоким показателем в мире (хотя формального торгового соглашения между ними не существует, в связи с чем хочется напомнить, что для ведения торговли наличие такого соглашения действительно не обязательно). Стороны заявили о стремлении достичь нулевых пошлин, нулевых прочих барьеров и нулевых субсидий на промышленную продукцию, за исключением автопрома и работать над уменьшением барьеров, затрудняющих рост торговли и сферы услуг, включая химическую, фармацевтическую, медицинскую продукцию, а также соевые бобы. США и Евросоюз также договорились укреплять стратегическое сотрудничество в энергетической сфере. В заявлении отмечается заинтересованность Евросоюза в увеличении объема импорта из США сжиженного природного газа с целью диверсификации источников его поставок (львиная доля которых в настоящий момент приходится на Россию). Президент Трамп заявил о готовности провести «переоценку» действующих пошлин на сталь и алюминий и заморозить дальнейшее повышение пошлин. В качестве важного нюанса заметим, что действующих взаимных пошлин на продукцию автомобильной промышленности планируемые шаги не коснутся.

Индекс S&P500 вчера закрылся в плюсе на 0,91%, еще больше приблизившись к рекордно высокому уровню прошлого января, несмотря на то, что акции Facebook опустились в цене на 20% после публикации более слабых, чем ожидалось, финансовых результатов. Опасения управляющих фондами в связи с глобальной торговой войной, которую они считают главным «побочным» риском, пока не повлияли на позитивную динамику американского рынка акций. Как отмечает Кен Фишер в статье в Financial Times, даже при самом негативном сценарии, если США и Китай реализуют все взаимные импортные пошлины (уже введенные и пока только планируемые), затрагивающие товары на общую сумму около 500 млрд долл., дополнительные расходы по ним составят лишь около 100 млрд долл., в то время как размер глобального ВВП оценивается в 70 трлн долл. По мнению Фишера, агрессивная риторика Трампа – это всего лишь шум, неспособный столкнуть рынки с траектории роста.

Однако не все так просто. Данные Бежевой книги ФРС и проводимые региональными банками Федрезерва опросы уже свидетельствуют о сбоях в поставках и увеличении стоимости сырья в связи с введением пошлин на импорт стали и алюминия. Вполне вероятно, что ФРС вскоре отметит тенденцию к росту цен, которая станет дополнительным фактором в пользу осуществления плана повысить в 2018 г. процентную ставку четыре раза по 25 бп. На 2019 г. регулятор намечает три повышения по 25 бп, но они состоятся только если экономика США продолжит устойчиво расти. К тому же Дональд Трамп объявил о мерах господдержки американских фермерских предприятий на сумму 12 млрд долл., которые должны компенсировать негативное воздействие ответных пошлин на сельскохозяйственную продукцию из США стоимостью 11 млрд долл. (см. пресс-релиз Министерства сельского хозяйства страны). Президент США уже сейчас предпринимает шаги для укрепления своих позиций в преддверии промежуточных выборов в Конгресс в ноябре.

Может ли торговое перемирие между США и Евросоюзом способствовать разрешению конфликта между США и Китаем? Вполне возможно, хотя мнения обозревателей по этому вопросу расходятся. На прошлой неделе на рынках произошел ряд важных событий. Центробанк Китая объявил о новых мерах фискального стимулирования, а в начале недели провел крупнейшую в истории операцию среднесрочного кредитования, призванную стимулировать коммерческие банки к покупке облигаций корпоративных эмитентов с более низким рейтингом. Это произошло после того, как на прошлой неделе в Китае произошел крупнейший корпоративный дефолт. Вчера регулятор смягчил требования к базовому капиталу коммерческих банков, чтобы поддержать рост кредитования.

Курс USDCNY во вторник снизился до минимума за последние 12 месяцев, но отмечаются некоторые признаки того, что период девальвации китайской валюты скоро подойдет к коцну. Брэд Сетсер из американского Совета по международным отношениям отмечает, что стоимость юаня относительно доллара, взвешенная по объему торговли, снизилась на 10% по сравнению с зафиксированным в 2015 г. максимумом. Дальнейшее ослабление юаня окажет давление на азиатские страны, являющиеся торговыми партнерами Китая, и замедлит экономический рост в регионе. Если это так, то сценарий неконтролируемой девальвации китайской валюты и последующего падения глобальных рынков акций можно исключить. Переход Китая к более мягкой монетарной и фискальной политике также является хорошей новостью с точки зрения перспектив роста мировой экономики.